Категория
Банковское дело
Тип
реферат
Страницы
17 стр.
Дата
30.07.2013
Формат файла
.doc — Microsoft Word
Архив
851993.zip — 15.22 kb
  • javljaetsja-li-straxovoe-pravo-otraslju-prava_851993_1.doc — 71.5 Kb
  • Readme_docus.me.txt — 125 Bytes
Оцените работу
Хорошо  или  Плохо


Текст работы

Федеральное государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Финансовый университет при Правительстве РФ»

Факультет права и политологии

Кафедра

«Финансового права»

Эссе
на тему:
«
Является ли страховое право отраслью права»

Выполнил: студент гр. Ю 4-1

Демкович А.В.

Проверила:
  к.экон.н.,

доцент,
Касторнова Т. А.
                                                       Москва
                                                         2010
Страховое право является наиболее активно развивающейся составной частью российской системы права. Однако юридические издания по страхованию, страховому праву или страховому делу, как правило, оставляют без внимания один из дискуссионных вопросов о месте страхового права в системе современного российского права. Кроме того, в настоящее время сложилась практика, при которой законотворчеством в области страхования занимаются как законодательные, так и различные органы исполнительной власти, основываясь на позиции отсутствия какого-либо системного подхода к проблеме.

Подход к изучению системы права, к анализу начал и способов системного воздействия на общественные отношения предполагает единое научно обоснованное представление о системах вообще и системах права в частности.

Философским отправным моментом такого подхода может стать определение системы, которое дал В.С. Тюхтин: "Система есть множество связанных между собой компонентов той или иной природы, упорядоченное по отношениям, обладающим вполне определенными свойствами; это множество характеризуется единством, которое выражается в интегральных свойствах и функциях множества".

Имманентными признаками всякой системы, считает Ю.А. Урманцев, являются: 1) единое основание объединения объектов (компонентов, элементов); 2) наличие отношений, обусловливающих единство совокупных объектов; 3) определенный закон композиции элементов.

На основе данной общей дефиниции систему права можно определить как совокупность правовых форм, внутренне упорядоченную по отношениям, обеспечивающим относительную самостоятельность и единство этой совокупности, которое выражается в ее интегральных, обеспечительных и координационных свойствах и функциях. Это определение охватывает существенные признаки как системы права, так и его подсистем: отраслей, подотраслей, институтов и т.д.

Рассмотрение структуры права не только как состава его компонентов (отраслей, институтов, норм), но и как устойчивую связь между элементами позволяет нам видеть не только ее статику, но и динамику. Поэтому структура может пониматься и как строение (состав) объекта, и как закон связи, система устойчивых отношений между элементами, и как результирующая структура, результат взаимодействия между элементами.

Выявление закономерностей в строении права и их использование способствует правильному уяснению и применению закона, а также дальнейшему его совершенствованию. Особое значение исследования структуры имеют для устранения правовых диспропорций, пробелов, разночтений и т.д. Это выглядит оправданным с той точки зрения, что в процессе развития системы права ее структурные единицы могут трансформироваться в более крупные (например, институт права в подотрасль), также может иметь место и обратный процесс. На всех этих переходных этапах использование единого понятия структурной единицы системы права, по нашему мнению, позволит сохранить непрерывность научного исследования.

Российское право полиструктурно, поскольку его, как и другие целостные системные образования, отличает известная иерархия структур, дифференцированная на нормы, институты, отрасли. И если наличие указанной триады (норма, институт, отрасль) всегда является необходимым в строении права, то имеются и необязательные правовые образования, такие, как подотрасли, субинституты, межотраслевые комплексные институты.

С.С. Алексеев, выделяя в иерархии структур главную структуру в строении права: норма, институт, отрасль, - вместе с тем допускает удвоение и утроение структуры права, которые как комплексные образования наслаиваются над главной. Появление вторичных структур он объясняет богатством и многогранностью правового регулирования ряда общественных отношений, невозможностью вместить все особенности регулирования в рамках одной, хотя бы и главной структуры.

Говоря об объективной обусловленности структурных элементов права системой общественных отношений, нельзя в связи с этим согласиться, в частности, с Ц.А. Ямпольской, предлагающей отказаться от деления права на отрасли. По ее мнению, существуют только отрасли законодательства как наиболее крупное членение правовых норм, а проблема системы законодательства должна строиться на основе функционального критерия. Право же следует рассматривать как систему прочно взаимосвязанных в единое целое правовых норм, которые можно классифицировать внутри системы в зависимости от конкретных научных и практических задач.

Такой подход к трактовке права, как верно замечает М.В. Молодцов, равносилен отказу от признания его системного характера, ибо не может быть системы без определенной внутренней организации, без структуры.

Говоря о влиянии системы общественных отношений на структуру права, безусловно, имеется в виду их разнокачественность и своеобразие, требующие специфического правового регулирования. Эти качественно различные группы общественных отношений, представляющие собой предмет правового регулирования соответствующих подразделений структуры права, являются главным системообразующим фактором, объективным критерием деления права на отрасли, подотрасли и институты.

Однако только предмета правового регулирования для дифференциации, в частности, отраслей права, недостаточно. Правовые нормы иногда регулируют аналогичные общественные отношения (например, по защите собственности), но относятся к различным отраслям права (уголовному, гражданскому и т.д.). Поэтому следующим системообразующим фактором в науке выделяют метод правового регулирования. Однако нужно заметить, что специфический метод в чистом виде свойственен только двум отраслям российского права - гражданскому и административному. Так, для первого характерно равенство участников общественных отношений, для второго - их подчиненность. Для всех остальных отраслей права (в том числе и для страхового права) характерны, хотя и особые, но комбинированные или сборные методы. Так, В.Ф. Яковлев справедливо отмечает, что отдельные черты метода могут быть присущи нескольким отраслям, хотя и в своеобразной форме; индивидуальность метода каждой отрасли права определяется соотношением дозировки элементов дозволения, обязывания и запрета. При этом В.Ф. Яковлев, занимаясь исследованием метода гражданского права, пытается доказать, как основные его черты проявляются в институтах права собственности, обязательственного права, наследственного права и т.д. Таким образом, можно констатировать, что предпринимается попытка найти один из системообразующих факторов подразделений структуры права на уровне институтов.

Метод правового регулирования как системообразующий фактор производен от предмета, т.е. от совокупности тех общественных отношений, являющихся объектом его воздействия. Природа общественных отношений определяет ту или иную комбинацию юридических приемов, способов и средств, предназначенных для достижения целей правового регулирования. Методы (средства) правового регулирования, существующие независимо от предмета, на которые они направлены, не могут служить основанием для разделения права на отрасли.

Таким образом, каждой структурной единице системы права присущи три сущностные характеристики, позволяющие выделить данную структурную единицу из системы права, а также отличить ее от иной правовой категории. Этими сущностными характеристиками являются сфера регулируемых общественных отношений, метод и особый режим правового регулирования, присущие данной структурной единице системы права. Они могут и совпадать (например, метод правового регулирования у различных институтов одной отрасли права), но совокупность всех трех характеристик строго индивидуальна для конкретной структурной единицы системы права.

В юридической литературе предпринимались попытки обоснования единого страхового права, включающего в себя как нормы частного гражданского права, так и нормы публичного административного и финансового права. Критерием выделения и построения как "самостоятельной" отрасли страхового права является, как правило, специальный вид деятельности, который и объединяет все правовые нормативные акты. Сторонниками данной теории еще в 20-х годах прошлого века были С.А. Рыбников и Е. Мен. Следует отметить, что необходимость исследования и обоснования единства правового регулирования постоянно выдвигает сторонников данной теории исключительно из числа исследователей, занимающихся изучением правового регулирования отношений, возникающих в конкретной сфере хозяйственной деятельности.

В настоящее время все чаще предпринимаются попытки научного обоснования страхового права как комплексной отрасли права. В течение длительного периода времени утверждение В.К. Райхера о комплексном характере отрасли страхового права, поддержанное другими учеными - сторонниками данной концепции (Ю.К. Толстой, С.С. Алексеев), не подвергалось сомнениям. Так, по мнению В.К. Райхера, наряду с существованием базисных отраслей права, которые выделяются по предмету и методу, существуют также комплексные отрасли права, выделение которых происходит только по предмету правового регулирования. По мнению М.И. Козыря, комплексная отрасль права - это наличие органичного комплекса двух факторов: 1) тесно связанных между собой общественных отношений как предмета правового регулирования; 2) метода правового регулирования, соответствующего каждому виду отношений.

В ряде учебных пособий по страховому праву наблюдается четкая характеристика в понимании страхового права как комплексного образования, сочетающего нормы публичного и частного права, не имеющего собственного предмета и метода правового регулирования в их традиционном понимании. В учебной литературе по финансовому праву страховое право также рассматривается как комплексное, межотраслевое по своей природе, регулируемое несколькими отраслями права, в частности гражданским и финансовым правом.

Сторонниками взглядов на страховое право как комплексную отрасль права являются также М.Я. Шиминова и Л.И. Корчевская, а также М. Елкин и Б. Тарабарин.

"Очевидно, - отмечает А.П. Чирков, - что в комплексных отраслях (морское, банковское, СТРАХОВОЕ ПРАВО, где нормы, в них входящие, не связаны единым методом и механизмом регулирования, и где почти все они (нормы) имеют "прописку" в основных отраслях, довольно сложно определить специфический метод регулирования". Однако С.С. Алексеев полагает, что эту комплексную общность отличает не специфический метод и механизм регулирования, а некоторые особые принципы, общие положения, отдельные специфические приемы регулирования, свидетельствующие о существовании специального, хотя и не видового юридического режима.

С другой стороны, ряд ученых подвергают справедливой критике возможность существования комплексных отраслей права, а также необходимость выделения или создания новых. Так, Р.О. Халфина предупреждает: "Попытки конструирования бесчисленных новых "отраслей права" ведут к размыванию системы, к излишней дифференциации правового регулирования, к ослаблению связей внутри системы права". Применительно к выделению страхового права в самостоятельную отрасль В.И. Серебровский отмечал: "Если всмотреться ближе, то страховое право представляется не чем иным, как только объединенной в целях удобства изложения и изучения совокупность норм самого разнообразного содержания, заимствованных из различных отраслей права".

Действительно, необходимость объединения правовых норм различной отраслевой принадлежности для правового регулирования отношений в такой сфере предпринимательской деятельности, какой является страхование, не вызывает никакого сомнения. Однако выделять комплексные правовые образования, характеризовать их в качестве вторичных структур права и, более того, утверждать, что они являются предпосылкой образования новых отраслей права, представляется ошибочным.

Так, на позиции отрицания выделения страхового права как комплексной отрасли права стоит В.Н. Яковлев. Он считает, что совокупность разнородных норм по страхованию не может именоваться отраслью даже с эпитетом "комплексная", поскольку не обладает свойством самостоятельности, присущим отраслям. Страхование - это даже не комплексный правовой институт, так как страховые отношения не представляют собой прочной общности. Поэтому В.Н. Яковлев именует данную совокупность юридических норм комплексным институтом страхового законодательства.

В этом направлении заслуживают внимания исследования С.В. Полениной, конкретно указавшей условия становления новых отраслей права: а) распространение правовой регламентации на ту часть социальной действительности, которая раньше не была объектом правового регулирования; б) отпочкование от одной или нескольких отраслей права взаимосвязанной совокупности норм (правовых институтов), приобретших качественно новые свойства. Материальным субстратом для появления новой отрасли права применительно только ко второму случаю является межотраслевой пограничный комплексный институт. Его превращение, а точнее, группы взаимосвязанных пограничных институтов в новую отрасль права возможно лишь тогда, когда этот институт приобретает некую определенную "критическую массу", лишь по достижении которой у него появится необходимая сумма новых свойств, касающихся предмета, метода, принципов и механизма правового регулирования. Наличие особых критериев или системообразующих факторов (предмета, метода, принципов, механизма регулирования), безусловно, свидетельствует об утрате соответствующим правовым образованием признака комплексности и появления новой отрасли права. Поэтому закономерен вывод автора, что сама природа отрасли права как категории социальной действительности исключает возможность существования "комплексных" отраслей права. В своих дальнейших исследованиях С.В. Поленина приходит, на наш взгляд, к справедливому выводу о том, что отраслям права комплексность вообще не присуща .

О.А. Красавчиков, критикуя теорию комплексных отраслей, считает, что необоснованно употреблять термин "отрасль" по отношению к явлению, которое таковым не является. Из числа современных исследователей проблем страхового права следует выделить А.А. Мамедова. Автор полагает, что главным препятствием для построения отраслей права, выделенных на основе видов деятельности с учетом особенностей отношений (в том числе и сфере страхования), является то, что предмет правового регулирования в подобных отраслях права неоднороден. Именно поэтому следует согласиться с мнением ученых, высказавшихся в пользу существования не комплексных отраслей права, а в пользу существования комплексных отраслей законодательства.

Действительно, неоднозначное понимание и отношение к термину "отрасль" приводит порой к преждевременному выводу о необходимости выделения таких самостоятельных правовых образований, к которым можно отнести страховое, банковское, транспортное, предпринимательское, исполнительное, информационное, муниципальное право и др.

Для определения места страхового права в российской системе права важное значение имеет анализ вида нормативных правовых актов, содержащих нормы страхового права. Здесь невозможно не заметить крайнюю разнородность источников страхового права, а также их разобщенность. Как показывает зарубежная практика, регулирование страхового права лишь в единичных случаях связано с принятием и применением единого источника права в виде кодекса (например, во Франции).

Идею создания страхового кодекса вынашивают и российские законодатели. Признавая страхование комплексной отраслью права, члены страховой секции при Комитете по финансовым рынкам и денежному обращению Совета Федерации еще в июле 2003 г. приняли решение о разработке страхового кодекса по аналогии подготовки Налогового кодекса РФ. Как отметил В. Филипков: "...В рамках страхового кодекса должны быть решены следующие вопросы: в области гражданского права должны быть отражены аспекты, не урегулированные в ГК, прописаны моменты, связанные с взаимодействием страховщиков по сострахованию, взаимному страхованию, перестрахованию, а также вопросы, связанные с защитой прав потребителей страховых услуг. В области государственного права должны быть определены статус и функции страхового надзора, в области административного - взаимоотношения субъектов рынка и надзора, их права и обязанности, ответственность". По словам заместителя председателя секции Александра Филиппова, законопроекты по отдельным видам страховой деятельности будут разрабатываться как части страхового кодекса.

На наш взгляд, подготовка кодифицированного нормативного акта требует огромной подготовительной работы по систематизации и кодификации действующей законодательной страховой базы. Так, Федеральный закон от 27 ноября 1992 г. N 4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации" имеет ряд серьезных недостатков. Сегодня ни у кого не вызывают сомнения выявленные противоречия в понятийном аппарате страховых терминов, закрепленных в Законе РФ N 4015-1 от 27 ноября 1992 г. (в ред. от 10 декабря 2003 г.) "Об организации страхового дела в РФ" и отраженных в гл. 48 Гражданского кодекса РФ; употреблении в законе сленговых выражений - "выкупная сумма", "собственные средства" и др.

Нельзя не заметить, что современное страховое законодательство характеризуется не только внешней, но и внутренней несогласованностью. Некоторые понятия и термины, использующиеся в нем, не имеют прочной теоретической основы или не сходятся по смыслу с традиционными в правовой науке их значениями. Многое в страховом праве заимствуется из экономико-финансовой науки (например, понятие страхового фонда и др.). Подавляющая доля категорий страхового права имеет экономическое происхождение (расчет страховых взносов, применение актуарных расчетов, страховых тарифов и т.д.). Нередко данные экономические категории не имеют юридического обоснования и не сочетаются с устоявшимися правовыми понятиями и конструкциями. Многочисленные публикации экономического толка, поддержанные представителями финансовой науки, рассматривают страхование как "систему экономических отношений, включающую совокупность форм и методов формирования целевых фондов денежных средств и их использование на возмещение ущерба при различных непредвиденных неблагоприятных явлениях (рисках), а также на оказание помощи гражданам при наступлении определенных событий в их жизни.

При выяснении параметров рассматриваемой взаимосвязи для страховой науки важен аспект, связанный с уточнением предмета регулирования отрасли страхового права РФ. Отношения в сфере страхования расположены на стыке финансового и гражданского права и требуют при своем регулировании учета интересов как государства, так и гражданского общества. Предмет страхового права не образуется исключительно из страховых отношений, здесь неизбежно присутствуют отношения административно-организационного плана.

Финансисты-правоведы неоднократно высказывают суждение о том, что страхование с точки зрения финансовых правоотношений представляет один из самостоятельных институтов (звеньев) финансовой системы государства, образующийся в процессе формирования и использования страховых фондов и являющийся предметом правового регулирования финансового права.

Размышления ученых наводят на мысль, что в теории права остается до конца невыясненным вопрос о частноправовом и публичном характере правоотношений, возникающих в сфере страхования, отношений в сфере финансовой деятельности, а также об особенностях их правового регулирования. На наш взгляд, данные вопросы нуждаются в более глубоком анализе и специальном изучении.

Таким образом, признание страхового права самостоятельной отраслью российского права или отнесение страхового права к комплексному правовому образованию нельзя признать обоснованными как с позиций общей теории права, так и современного правового понимания. Состав страховых отношений, включающий элементы гражданско-правовых, финансовых, административных и даже конституционных правоотношений, находит свое отражение в комплексе правовых норм, составляющих межотраслевой правовой институт, направленных на их правовое регулирование и образование комплексного страхового законодательства. Интенсивный рост страхового рынка требует в первую очередь стройной системы нормативных актов, общепризнанной страховой терминологии. А потому в современных условиях РФ только все нормы страхового законодательства в совокупности дают возможность осуществления такого правового регулирования страхования, которое обеспечило бы надлежащую стабильность страховых правоотношений и финансовую устойчивость страховой деятельности. Для страхования не имеет решающего значения структура права. Страховые правоотношения могут подвергаться воздействию со стороны одной или нескольких отраслей права. Необходимо, однако, чтобы содержание в целом правового регулирования соответствовало сущности страхования, способствовало надлежащей реализации их функций. Поэтому недопустима ситуация, когда происходит искусственная подборка границ и свойств страхования под правовые закономерности, и в частности закономерности системы права.

Литература

1.
   



Ваше мнение



CAPTCHA