Категория
История
Тип
реферат
Страницы
40 стр.
Дата
21.03.2013
Формат файла
.html — Html-документ
Архив
240414.zip — 28.69 kb
  • jepoxa-ekateriny-2_240414_1.html — 95.33 Kb
  • Readme_docus.me.txt — 125 Bytes
Оцените работу
Хорошо  или  Плохо


Текст работы

Муниципальная средняя общеобразовательная школа №2 с углубленным изучением отдельных предметов.

РЕФЕРАТ на тему: «Правление

Екатерины II»

Работу выполнила

ученица 11 «Г» класса

Рысасова Татьяна.

Учитель: Широкова Н.В.

г. Вятские Поляны

2003 год.

ПЛАН

ДЕТСТВО И ЮНОСТЬ БУДУЩЕЙ ИМПЕРАТРИЦЫ 3

ВОСШЕСТВИЕ НА ПРЕСТОЛ 5

«ПЕРВОЕ НАШЕ ЖЕЛАНИЕ — ВИДЕТЬ НАШ НАРОД СЧАСТЛИВЫМ...» 6

ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ 7

РЕФОРМА ОРГАНОВ МЕСТНОГО УПРАВЛЕНИЯ ПРИ ЕКАТЕРИНЕ II 9

АДМИНИСТРАТИВНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ 10

В НАЗИДАНИЕ ВСЕМ ПРОЧИМ... 11

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА 13

ЕКАТЕРИНА II: КУЛЬТУРА И ПРОСВЕЩЕНИЕ 14

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 16

ЛИТЕРАТУРА 17



ДЕТСТВО И ЮНОСТЬ БУДУЩЕЙ ИМПЕРАТРИЦЫ

Екатерина II, до брака принцесса София Августа Фредерика Ангальт-

Цербстская, родилась 21 апреля 1729 г. в немецком городе Штеттине. Её отец
принц Христиан Август Ангальт-Цербстский состоял на прусской службе и был
комендантом, а потом губернатором Штеттина; мать — принцесса Иоганна

Елизавета — происходила из старинного Гольштейн-Готторпского герцогского
дома.
Родители девочки не были счастливы в браке и нередко проводили время
порознь. Отец вместе с армией уезжал воевать против Швеции и Франции на
землях Нидерландов, Северной Германии и Италии. Мать отправлялась в гости к
многочисленной влиятельной родне, иногда вместе с дочерью. В раннем детстве
принцесса София побывала в городах Брауншвейге, Цербсте, Гамбурге, Киле и

Берлине. Из событий тех лет ей запомнилась встреча со старым священником,
который, посмотрев на Софию, сказал её матери: «Вашу дочь ожидает великое
будущее. Я вижу на лбу её три короны».
Принцесса Иоганна недоверчиво посмотрела на своего собеседника и, почему-
то рассердившись на дочь, отослала ее заниматься рукоделием.
Другая важная встреча произошла, когда Софии было уже десять лет: ее
познакомили с мальчиком по имени Пётр Ульрих. Старше её на год, он был
таким худым и длинноногим, что походил на кузнечика. Одетый как взрослый в
парик и военный мундир, мальчик постоянно вздрагивал и с опаской поглядывал
на своего воспитателя.
Мать рассказала ей, что Пётр Ульрих, претендент на престолы России и

Швеции, обладатель наследственных прав на Шлезвиг-Гольштейн, приходится ей
троюродным братом. Принц — сирота, и попечение о нём вверено случайным
людям, которые грубо и жестоко обходятся с ним. София, которая сама не была
избалована вниманием и заботой родителей, искренне пожалела его.
Прошло несколько лет, и мать Софии вновь заговорила с ней о странном
мальчике по имени Пётр Ульрих. За это время его тётка Елизавета стала
русской императрицей. Она вызвала племянника в Россию и объявила своим
наследником под именем Петра Фёдоровича. Теперь юноше подыскивали невесту
среди дочерей и сестёр европейских герцогов и принцев. Выбор был велик, но
приглашение прибыть в Россию на смотрины получила одна София Августа

Фредерика Ангальт-Цербстская. Отчасти — благодаря романтическим
воспоминаниям Елизаветы Петровны о своём умершем женихе Карле Августе

Голштинском (принцесса София приходилась ему родной племянницей), отчасти
же — вследствие интриг принцессы Иоганны.
До российской границы София и её мать ехали в сопровождении нескольких
слуг, сохраняя строгое инкогнито. На территории России их встретила пышная
и многочисленная свита, доставившая дорогие подарки от императрицы.
В Петербурге София предстала перед императрицей. Елизавета увидела совсем
юную девушку — высокую и стройную, с длинными темно-каштановыми волосами,
белоснежной, чуть тронутой нежным румянцем кожей и большими карими глазами.

По-детски непосредственная, живая и весёлая, она умела вести светскую
беседу по-немецки и по-французски, рисовала и изящно танцевала, словом,
была вполне достойной невестой для наследника престола.
Елизавете Петровне понравилась принцесса София, но не понравилась её
мать, принцесса Иоганна. Поэтому первую она распорядилась «наставлять в
православной вере» и обучать русскому языку, а вторую выслала из России за
участие в политических интригах.
Принцесса поначалу огорчилась отъезду матери, однако та была всегда
весьма строга с Софией, нередко вмешивалась в её личную жизнь и стремилась
подчинить своему влиянию весь образ мыслей девушки. Избавление от столь
тяжкой опеки быстро примирило принцессу с отъездом близкого человека. Выйдя
из-под влияния матери, София по-иному взглянула на мир, в котором теперь
жила.
Ошеломляли воображение необъятные просторы России, удивляли смирение и
безграничная покорность народа, роскошь и великолепие придворного общества.

Девушке грезилось счастье, казалось, что сбывается услышанное в детстве
предсказание старика - священника.
С необычайным упорством она учит слова и правила грамматики русского
языка. Не довольствуясь часами занятий с учителем, она встаёт по ночам и
повторяет пройденное. Да с таким увлечением, что забывает надеть туфли и
ходит босиком по холодному полу комнаты. О стараниях и успехах Софии
доложили императрице. Елизавета, заявив, что принцесса и так «слишком
умна», приказала прекратить её обучение.
Очень скоро юная София испытала на себе переменчивый нрав императрицы,
неуравновешенность жениха, пренебрежение и коварство окружающих. В 1745г.
состоялась её свадьба с Петром Фёдоровичем, накануне которой она приняла
православие и получила новое имя. Отныне Софию стали величать великой
княгиней Екатериной Алексеевной. Но счастья и уверенности в будущем у неё
не было. Много огорчений и страданий причиняли Екатерине отношения с мужем.

Пётр Фёдорович с младенчества рассматривался в Европе как наследник
нескольких корон. Он рано потерял отца, и его воспитанием занимались
придворные, принадлежавшие к противоборствующим политическим партиям. В
результате характер Петра Фёдоровича был исковеркан претензиями и интригами
окружающих. Екатерина называла в своих записках нрав супруга «упрямым и
вспыльчивым». Оба — и муж и жена — были властолюбивы; столкновения между
ними бывали часты и нередко приводили к ссорам.
Императрица смотрела на Екатерину с подозрением. Великой княгине, день и
ночь окруженной доносчиками и соглядатаями, приходилось тщательно
контролировать все свои слова и поступки. Узнав о смерти отца, она даже не
могла вволю погоревать. Ее печаль, слезы раздражали Елизавету Петровну,
которая суеверно боялась всего, что могло напомнить ей о грядущей кончине.

Екатерине было объявлено, что отец её не столь знатен, чтобы о нём долго
плакать.
Положение великой княгини не изменилось и после того, как у нес родился
долгожданный сын-наследник Павел, а потом и дочь. Детей немедленно забрала
под свою опеку императрица, полагая, что лишь она сможет воспитать их
разумно и достойно. Родителям редко удавалось узнавать, как растут их дети,
и ещё реже — видеть их.
Казалось, судьба посмеялась над Екатериной: поманила её блеском
российской короны, но подарила больше тягот и огорчений, чем удовольствий и
власти. Но сила характера («закал души», как говорила будущая императрица)
позволила ей не теряться в самые трудные периоды жизни. Екатерина много
читала в те годы. Сначала она увлекалась модными романами, но её пытливый
ум требовал большего, и она открыла для себя книги совершенно иного
содержания. Это были сочинения французских просветителей — Вольтера,

Монтескье, Д'Аламбера, труды историков, естествоиспытателей, экономистов,
правоведов, философов и филологов. Екатерина размышляла, сравнивала
прочитанное с российской действительностью, делала выписки, вела дневник, в
который заносила свои мысли.
В дневнике великой княгини появились теперь такие фразы: «Свобода — душа
всех вещей; без тебя всё мертво». Недаром императрица подозревала Екатерину
в крамоле. Великая княгиня записывала в дневник идеи, воспринятые ею из
сочинений французских философов-просветителей и сдобренные недюжинным
честолюбием:
«Хочу повиновения законам, а не рабов; власть без народного доверия ничего не значит для того, кто хочет быть
любимым и славным; снисхождение, примирительный дух государя сделают более, чем миллионы
законов, а политическая свобода даст душу всему.
Часто лучше внушать преобразования, чем их предписывать; лучше подсказывать, чем указывать».
Екатерина говорила, что у нес душа республиканца, что она могла бы жить в

Афинах и Спарте. Но вокруг была Россия, где, по словам одного из
современников будущей императрицы, даже в столице улицы вымощены
невежеством «аршина в три толщиной».
И всё же Екатерина успела привыкнуть к этой стране и стремилась полюбить
её. Овладев русским языком, она читала летописи, древние своды законов,
жизнеописания великих князей, царей и отцов Церкви. Не довольствуясь
чтением, она расспрашивала окружающих, ещё помнивших мятежную вольницу
стрельцов времён правительницы Софьи, царствование Петра I, который дыбой,
кнутом и топором переделывал Россию. Ей рассказывали о суровой царице Анне

Иоанновне и, наконец, о восшествии на престол и правлении Елизаветы

Петровны.
Под впечатлением от всего прочитанного и услышанного Екатерине думалось,
что страна может стать могучей и богатой только в руках мудрого и
просвещенного государя. И она мечтала взять на себя эту роль. О своем
стремлении к власти она писала:
«Я желаю только добра стране, куда Бог меня привёл; слава страны
составляет мою собственную».
Пока это были всего лишь мечты, но Екатерина с присущими ей
настойчивостью и трудолюбием принялась за их осуществление.
В сравнении с капризной, стареющей императрицей, слабовольным и
непредсказуемым в поступках Петром Федоровичем Екатерина много выигрывала
во мнении большинства придворных. Да и иностранные дипломаты отдавали
должное великой княгине. За годы, проведенные при дворе, она научилась
справляться со своими чувствами и пылким темпераментом, всегда выглядела
спокойной и доброжелательной, простой и обходительной.
Медленно, но упорно она завоевывала и навсегда привязывала к себе сердца
окружающих, нередко превращала ярых недоброжелателей в своих горячих
приверженцев. Один из современников Екатерины писал, что «с самого прибытия
своего в Петербург великая княгиня всеми своими средствами старалась
приобрести всеобщую любовь, и теперь ее не только любят, но и боятся.

Многие, которые стоят в лучших отношениях к императрице, не пропускают
случая угодить под руку великой княгини».



Ваше мнение



CAPTCHA